Мелом по кафелю

Содержимое:

Поиск по сайту

Рубрики

Архив

Двухлетка учит азбуку

Ми (2 года и 5 месяцев) последние три недели очень часто смотрит озвученные азбуки в ютубе. Смотрит ролики, где диктор с разной степенью четкости произношения, называет животных и предметы на изучаемую букву.

Например: А — акула, аист и т.д.

Поскольку Ми примерно таким же образом выучила названия цветов на русском, и некоторые  — на английском:), я к такому просмотру отношусь с нездоровым исследовательским интересом. Мать-психолог — беда в семье:)

Ми очевидно нравится повторять названия животных, когда может — чётко, когда способности к произнесению звуков или слогов не хватает — то повторяет слоговой контур:

например: ибут — верблюд,  нааог —носорог, ищищаха — черепаха, пяпья — цапля

Усвоенные в раннем возрасте звукоподражательные названия животных порой вытесняют более сложные для произнесения конвенциональные названия, даже если Ми повторяет только что услышанное слово. Например:

Диктор: Цэ… цыпленок

Ми: пипипи

Или даже так:

Диктор: Тэ… Тигр

Мими: рррр, котик

А тут ребенок путём неисповедимых путей перекрестных ссылок в ютубе вышла на видео с теми же картинками животных, но азбука и озвучка была на украинском языке.

Это Ми нисколько не смутило, она начала повторять сначала достаточно похоже за диктором даже несовпадающие с русским названия  известных Ми животных,

например: «Ижака» — ёж.

И очень быстро усвоила  [г] фрикативный , причем легко переключалась со смычного на щелевой. Ее «г’эмот» (упрощенное от «бэг’эмот» диктора), страшно меня умилил. Но тут дело дошло до буквы «Ка» и усатого-полосатого на эту букву.

Диктор: кiшка

Ми: неет. Кошка!

 

Великоросский шовинизм, ящитаю:))

Уложить на дневной сон двухлетнего ребёнка

Дневной сон двухлеток.

Бывают дни, когда утомленный солнечными ваннами, прогулками и водными процедурами малышок укладывается на дневной сон, и уже через 10-15 минут блаженно посапывает и крепко спит, раскинув руки и ноги и вызывая у всех наблюдающих взрослых выделение ударных доз окситоцина и зашкаливание мимиметра. И тогда остаются силы и время на то, чтобы заняться чем-то нужным, полезным и приятным, но категорически невозможным с малышком на руках.

А бывают дни —  как сегодня.

Ми (2 года с небольшим) сделала 8 подходов к кровати, и общее время укладывание на дневной сон составило два часа сорок минут. Бывают и дни, когда после двухчасового укладывания малыш бодр и весел и «ни в одном глазу», а его утомленный родитель совсем-совсем наоборот, но не будем сегодня о совсем мрачном.

Восемь подходов к укладыванию, как это было:

Сначала уже почти совсем крепко уснувшую Ми разбудила лаем соседская собака. Девочка немедленно ответила звонким «афаф» и, глядя ясными глазами в кислые лица родителей, немедленно пояснила: «Это афака (собака)! Афака афаф!»

Следующий раз задремывающего малышка бдительно захватили в любящие материнские объятия и уже почти усыпили через каких-то десять минут. Разбудило второй раз Ми громкое мяукание. Мяукал не тот, о ком вы, возможно, подумали. Это была пушистая игрушечная кошка с «мяукалкой» внутри. Я, честно говоря, подозревала эту подлую скотину еще до укладывания. Но предложение оставить зажатую у дочери подмышкой кошечку «поспать рядом на подушечке» Ми сочла исключительно непристойным и с бурным возмущением отвергла.

Почему Ми упорно открывала уже надежно закрытые глазки и вместо сладкого сна съезжала пузом с кровати под вздохи разочарования укладывающих остальные шесть раз, – осталось для меня загадкой.

В перерывах между попытками придавить (зачеркнуто) уложить и убаюкать девочку на дневной сон, я успела пройти довольно длинный путь, полный надежд и разочарований, раздражения и отчаяния:)

Ми тоже даром времени не теряла:

  • поиграла пресловутой кошечкой, выдавливая своим животом из ее недр все более душераздерающие звуки,
  • разложила «по порядку» остальных подопечных зверей и куколок, трудолюбиво повторяя за мамой: «бай-бай!»,
  • побегала и попрыгала (на кровати и рядом),
  • съела энное количество печенек,
  • попила сока, воды, молока, ещё молока и ещё молока,
  • описала ковёр и штаны,
  • поклянчила мультики,
  • и наконец устроила в тазу с водой масштабное морское сражение игрушечных лодок и одного танка («о! тамк!»).

Что делала я?

Сначала старалась лежать, призывно зевая, на кровати. Читать полностью »

как говорит ребёнок в два с небольшим

*бУшки — это ушки. Соответственно *бУшо — это ухо.

*бОшки — это ножки,

*бУш — это душ,

*бУшка — то пушка (игрушечная)

при этом:

*гимот — бегемот

*мее — баран

*нана — банан

Или «Коротко о том, что слоговая структура слова важнее, чем звуковой состав»:)

примеры речи Ми (2 года 1-3 мес)

 

 

 

Доверие, измены и разбитая тарелка

завтра  — один из новодельных праздников России — день семьи, любви и верности. Если отвлечься от моральной стороны вопроса, вопрос верности в семье  — чаще всего вопрос доверия между партнерами, а измена — это уничтожение этого доверия. Изменой мы будем считать любое предательство доверия партнера и нарушение договоренностей об устройстве отношений. Это может быть секс с другим партнером/партнершей, а может быть заведомо неприятная манера говорить и нарушенные договоренности о встрече и совместных делах. Измена разбивает доверие вдребезги, словно стеклянную посуду, оставляя потенциально ранящие осколки. Давайте посмотрим, что происходит в отношениях, когда бьется ценная хрупкая вещь, и на таком метафорическом примере увидим некоторые процесс, которые происходят в семье, если один из партнеров предает доверие другого

Про посуду и доверие

Что бывает, если уронить стеклянную тарелку на керамогранит? Тарелка, конечно, вдребезги. Осколки кругом такие мелкие, вездесущие и острые, как будто не одна тарелка разбилась, а целый прицеп битого стекла вам под ноги высыпали. Некоторые осколки могут ранить до крови. Собирать это безобразие неимоверно сложно, долго и муторно. И после даже самой тщательной уборки время от времени находишь особо коварный осколочек, который не пойми как попал в это отдаленное от эпицентра трагедии место. Находишь чаще всего болезненно впившимся в голый палец, или холодея от ужаса, выуживаешь из чая или супа. А если в кухне есть маленькие дети или бесстрашные и вездесущие домашние любимцы, разбитая тарелка и оставшиеся от нее осколки способны держать в напряжении часы и недели. А если это была любимая особенно удобная тарелка, дорогая как память или единственная в своем роде, коллекционная редкость, доставшаяся по наследству? Представили?

А теперь представьте, что бывает, если вашу дорогую сердцу хрупкую и изумительно полезную в хозяйстве вещь разбивает ваш партнер по отношениям?

Здесь, конечно, есть варианты развития событий:

  • Будет ли он собирать с вами осколки или свалит в туман по внезапным неотложным делам? Или будет биться в истерике на тему «несправедливый мир, кто подсунул мне эту стеклянную тарелку, почему именно я ее разбил, о, я – несчастный», и вам же придется его утешать, одновременно сгребая осколки?
  • Признает ли свою ответственность за недостаточно осторожное обращение с хрупкой вещью или сделает вид, что «она сама упала», или обвинит вас: «а чего она такая скользкая была, ты не моешь ее что ли?» и вообще «это ты меня отвлекла/недостаточно слушала/переутомила, а потом подсунула стеклянную посуду и удивляешься, что она разбилась?»
  • Совпадет ли ваше видение ценности данного предмета или партнер будет упорствовать, что посуда бьется «на счастье» и вообще эту «старую рухлядь давно выбросить было пора», и вообще, «почему это у тебя любимая тарелка стеклянная, а не литая из чугуна как у всех нормальных людей, то же мне особа королевских кровей»?
  • Думаете ли вы, что он это сделал нарочно или по неосторожности? В запальчивости или имея коварный план по уничтожению вашей собственности и рассеиванию смертоносного стекла по всему жизненному пространству? Может быть вы всю жизнь думали, что ваш партнер исключительно ловкий жонглер, а он вдруг на ровном месте вашу посуду бьет? Или давно подозревали этого косорукого злодея, но он исправно притворялся, осторожничая с фарфоровыми чашечками, а как только вы доверили ему свое стеклянное сокровище, тут же его и уронил?

Особенно сильно повлияет на вашу жизнь разбившаяся тарелка, если выяснится, что основная причина и главное удовольствие жить вместе с этим человеком – возможность вместе есть из этой тарелки, которую он разбил.

Но даже в самых благоприятных условиях после ликвидации рассеянного битого стекла долго или коротко, но будут происходить следующие новые для ваших отношений и не очень-то приятные события и чувства:

Во-первых, вы будете горевать об утраченной тарелке, обижаться и злиться на того, кто ее разбил. Даже если он не нарочно. Даже если извинился, покаялся и помогал собирать осколки. И особенно, если – нет. Если вы склонны к самообвинению и считаете целостность посуды ответственностью хозяйки, то завернете эту злость и обиду на саму себя, ругая себя и за выбор косорукого партнера и за то, что не придумали никакого способа сделать свою стеклянную тарелку неразбиваемой, а пол – мягким резиновым.

Во-вторых, вы станете более настороженной. Если увидите в руках вашего партнера другую стеклянную тарелку, или стакан, или фарфоровое блюдце, вы будете какое-то время напрягаться и замирать, ожидая следующего эпизода осколочной феерии. Возможно, вам захочется перевести его на пользование исключительно пластиковой одноразовой посудой или старыми сколотыми мисками, раз не умеет обращаться с хорошими вещами, но правда состоит в том, что вам самой не очень-то хочется, чтобы вместо красивого хрупкого сервиза ваш стол был сервирован посудой по принципу «какую не жалко и чтобы не билась».

В-третьих, иногда, найдя особенно хитрый осколочек, затесавшийся между плинтусом и ковром, вы похолодеете от мысли: «Это все та же тарелка, которую он разбил, или уже СЛЕДУЮЩАЯ?»

В-четвертых, вам часто будет казаться (и может быть даже правильно казаться), что ваш партнер не понимает всей трагедии, и не принимает всей ответственности, что слишком легкомысленно относится и вообще гораздо легче вас отделался в этой ситуации.

И все, что можно сделать для себя при таком раскладе – принять и горечь и настороженность как неизбежных и временных спутников в этой ситуации, и если они увлекутся и «загостятся», разбираться с тем, что мешает изжить и отпустить их и продолжить спокойную и свободную от этих переживаний жизнь.

Только давайте считать приемлемое время для скорби и настороженности по-честному. Если вы узнали о гибели любимой тарелочки, напоровшись голой пяткой на сметенные под ковер осколки, и только под пытками смогли добиться от партнера, как же она разбилась, причем новые подробности раскрывались в течение года после самого инцидента, то и состояние ваше будет более долгим и тяжелым, и считать время переживания потери надо не с момента аннигиляции тарелки, а с момента, когда вам стали известны последние подробности.

Важная часть вашего освобождения — — определение и присвоение честной доли ответственности (не более половины), и честности с собой в вопросах своих ожиданий компенсации, и дальнейшего поведения партнера, и способности не пропустить изменения в поведении — желаемых и ожидаемых.

***

А теперь представьте, что именно вы разбили любимую, дорогую сердцу, памятную и самую удобную тарелку вашего близкого человека. Возможно, вы сделали это нечаянно, отвлеклись, или в минуту слабости. Или вообще непонятно, как эта тарелка упала – вы вроде даже в руках ее не держали, может она сама? А может быть вы нарочно ахнули ее об пол – в приступе гнева или отчаянной попытке донести до вашего партнера нечто важное, и не находя другого способа быть услышанной и замеченной.

Если вы не грохнули эту тарелку, чтобы эффектно уйти и завершить доставшие вас отношения, то катарсис от разбивания посуды (если он был) скоро схлынет и забудется, а собирать осколки и терпеть недовольного партнера – это оказывается долго.

Я подозреваю читателей и читательниц этого сайта в порядочности:), так что не буду предполагать у вас злодейско-садистического наслаждения муками партнера. Любой нормальный человек, разбивший чужую любимую тарелку будет испытывать что-то из ниже представленного набора или все сразу:

Во-первых, досаду и дискомфорт, ведь очень неприятно быть виноватым. И вину, конечно, тоже. Если и до этой тарелки с чувством вины было сложно (слишком много, иррациональная, захватывающая всю жизненную энергию и пространство), то и разбитая тарелка запустит любимые защиты и невротические реакции – у кого-то парадоксально циничные, у кого-то депрессивно-самоповреждающие.

Во-вторых, скорее всего вы испытаете досаду и обиду на партнера, потому что его горевание и настороженность продлятся чуть дольше вашего честного ощущения вины и покаянного поведения.

В-третьих, иногда вы будете думать, глядя на прямое или косвенное напоминание о вашем проколе: «Да сколько можно-то?» И справедливо досадовать, что партнер не помнит и не ценит всё то время, которое вы бережно и аккуратно обращались с его стеклянным сокровищем. И припоминать всех ваших знакомых, которые «бьют сервизы пачками, и с ними так не обращаются». И вообще, разве ничего хорошего вы в отношениях не делали, ничем не отличились, кроме разбивания этой «проклятой тарелки»?

Если у вас есть опыт конструктивного переживания вины, то вы найдете в нем опору, чтобы сделать три необходимых шага для изменения этой ситуации:

1. признаете свою ответственность, но не согласитесь взять вину за мотивы и действия, которых у вас не было;

2. приложите усилия, чтобы убрать осколки, и найти способ компенсации «морального вреда»;

3. спокойно и не разрушаясь сможете перенести дурное настроение партнера и его временную настороженность в отношении вас и хрупкой посуды.

Но вообще – берегите дорогие сердцу хрупкие вещи. Разбить всегда легче, чем потом разгребать.

Вот, собственно всё, что я хочу сказать по поводу доверия и измен.

немного о речи двухлетнего ребёнка

Чувствую себя звуковой азбукой. Наши диалоги с Ми (2 года) в основном состоят из ее вопросов: «Аето?(а это?)» и указательного жеста на некий предмет. Этот предмет я должна назвать. В последнее время еще и минимально описать, например, сказать цвет. Иначе младеница будет повторять «Аето? аето?» все громче и громче, как будильник с настройкой усиления звука и трясти меня за руку или полу платья.

Недавно у нас состоялся такой диалог:

Ми(2 года): Аето?

Я: Это божья коровка.

Ми (недоверчиво): Ето му?

Я: Нет,не корова,божья коровка  — насекомое, как жук.

Ми: Аааа, жок! (жук)

 

 

Интересно, что Ми восстановила новое слово «божья коровка» до знакомого «корова», до этого случая она восстанавливала из речи родителей «лису» из фразы «В лесах», и «козу» из слова «казахский»:)

Первые давние лепетные слова, вроде звукоподражания «му», «бе», «афаф»  пока не вытесняются более взрослыми словами, хотя более новые, недавно появившиеся слова могут быть уже сложными по слоговой структуре и содержат звуки позднего генеза (р, ш, ж).

В некоторых случаях, Ми соединяет старое слово и новое, например перечислением: «кошка, мау»,  или делая из старого корневую основу: «афака»( собака)