Мелом по кафелю

Содержимое:

Поиск по сайту

Рубрики

Архив

мама — тётя

Девочка Ми (2 года 7 мес) вернулась от бабушки-дедушки, куда ездила с папой. И поразила меня при встрече фразой: «Мама-тётя!»
Только обескураженная я собралась расстроиться, что за почти две недели разлуки меня разжаловали из наследников первой очереди, как выяснилось, что Ми просто тренируется в новой классификации:
«Мама-тётя, папа-дядя, бабушка-тётя, дедушка-дядя, а Мими — девочка хорошая»…

ржавая банка

Я – ржавая консервная банка, разорванная изнутри. С острыми краями, завёрнутыми вовнутрь…

Хорошее начало для письма из дурдома:) Но речь идет о локализованном в груди ощущении и его образе. Этот образ где-то глубоко и почти не мешает. Можно работать, жить, есть, пить, отвечать на деловые письма, убираться, готовить, слушать лекции и читать книжки. Но еще я – ржавая консервная банка.

И если сосредоточиться на этом образе, ощутить и увидеть себя скорчившейся смятой жестяной банкой, то можно заметить и целую толпу сияющих людей в белых пальто, стоящих кругом. У некоторых белые пальто поразительно смахивают на белые халаты. И они говорят, все эти фразы сливаются в поток невнятных: «А как ты хотела?…», «Эх ты, а сама…», «А надо было…», « А не надо было…»… Они говорят и говорят, а я? А что я, я – просто ржавая банка, и острые края становятся все острее… И поэтому я прячу свою банку поглубже, чтобы никто из этих безупречных сияющих людей не успел столпиться со своим бормотанием. Я прячу поглубже.

Но если достать ее аккуратно и дать ей высказаться?

Я боюсь… скажет ржавчина. И этот страх разъедает.

Мне больно … – скажет разрыв. Больно и горько. Как и полагается при разрыве. Мы были единым целым, а теперь – нет. Я была такой, а теперь мне приходится меняться.

Я сердита , но не хочу никого ранить и потому острые края завёрнуты внутрь.

И чтобы не говорили сияющие белые пальто, иногда важно побыть ржавой консервной банкой, если уж так себя чувствуешь…

В два года пересказывает стихи

Уже вторая дочь пересказывает детские стишки, вместо того, чтобы цитировать их наизусть.

Хотя считается, что дословный рассказ и механическое запоминание ритмичных строк легче, чем аналитическая работа по пересказу своими словами.

О том, как звучали классические стихи Барто в исполнении двухлетней Маши, можно почитать здесь, а то, как Маша разнообразила фантазийными деталями всем известную сказку «Репка» – здесь.

Ми (2 года 6 мес.) перед сном пересказывает стишок Агнии Барто: «спать пора, уснул Бычок…» так:

Бычок-коовка (коровка) пит (спит), и Миша пит в коробочке, и Зайка и игушки (игрушки). А сон (слон) не очет (не хочет). Ночь. Не очет. (не хочет). А кооовка-Бычок в коватку упава (в кроватку упала).

иллюстрация Juana Martinez-Neal

Бычок — относительно новое слово в активном словаре Ми, и, как обычно поступает с новыми словами, она новое «Бычок» говорит с пояснением, в сочетании с более привычным словом «коровка». В свою очередь поясняющее слово «коровка», когда было новым, шло в поясняющем контексте со звукоподражанием «му» — *му коовка.

Двухлетка учит азбуку

Ми (2 года и 5 месяцев) последние три недели очень часто смотрит озвученные азбуки в ютубе. Смотрит ролики, где диктор с разной степенью четкости произношения, называет животных и предметы на изучаемую букву.

Например: А — акула, аист и т.д.

Поскольку Ми примерно таким же образом выучила названия цветов на русском, и некоторые  — на английском:), я к такому просмотру отношусь с нездоровым исследовательским интересом. Мать-психолог — беда в семье:)

Ми очевидно нравится повторять названия животных, когда может — чётко, когда способности к произнесению звуков или слогов не хватает — то повторяет слоговой контур:

например: ибут — верблюд,  нааог —носорог, ищищаха — черепаха, пяпья — цапля

Усвоенные в раннем возрасте звукоподражательные названия животных порой вытесняют более сложные для произнесения конвенциональные названия, даже если Ми повторяет только что услышанное слово. Например:

Диктор: Цэ… цыпленок

Ми: пипипи

Или даже так:

Диктор: Тэ… Тигр

Мими: рррр, котик

А тут ребенок путём неисповедимых путей перекрестных ссылок в ютубе вышла на видео с теми же картинками животных, но азбука и озвучка была на украинском языке.

Это Ми нисколько не смутило, она начала повторять сначала достаточно похоже за диктором даже несовпадающие с русским названия  известных Ми животных,

например: «Ижака» — ёж.

И очень быстро усвоила  [г] фрикативный , причем легко переключалась со смычного на щелевой. Ее «г’эмот» (упрощенное от «бэг’эмот» диктора), страшно меня умилил. Но тут дело дошло до буквы «Ка» и усатого-полосатого на эту букву.

Диктор: кiшка

Ми: неет. Кошка!

 

Великоросский шовинизм, ящитаю:))

Уложить на дневной сон двухлетнего ребёнка

Дневной сон двухлеток.

Бывают дни, когда утомленный солнечными ваннами, прогулками и водными процедурами малышок укладывается на дневной сон, и уже через 10-15 минут блаженно посапывает и крепко спит, раскинув руки и ноги и вызывая у всех наблюдающих взрослых выделение ударных доз окситоцина и зашкаливание мимиметра. И тогда остаются силы и время на то, чтобы заняться чем-то нужным, полезным и приятным, но категорически невозможным с малышком на руках.

А бывают дни —  как сегодня.

Ми (2 года с небольшим) сделала 8 подходов к кровати, и общее время укладывание на дневной сон составило два часа сорок минут. Бывают и дни, когда после двухчасового укладывания малыш бодр и весел и «ни в одном глазу», а его утомленный родитель совсем-совсем наоборот, но не будем сегодня о совсем мрачном.

Восемь подходов к укладыванию, как это было:

Сначала уже почти совсем крепко уснувшую Ми разбудила лаем соседская собака. Девочка немедленно ответила звонким «афаф» и, глядя ясными глазами в кислые лица родителей, немедленно пояснила: «Это афака (собака)! Афака афаф!»

Следующий раз задремывающего малышка бдительно захватили в любящие материнские объятия и уже почти усыпили через каких-то десять минут. Разбудило второй раз Ми громкое мяукание. Мяукал не тот, о ком вы, возможно, подумали. Это была пушистая игрушечная кошка с «мяукалкой» внутри. Я, честно говоря, подозревала эту подлую скотину еще до укладывания. Но предложение оставить зажатую у дочери подмышкой кошечку «поспать рядом на подушечке» Ми сочла исключительно непристойным и с бурным возмущением отвергла.

Почему Ми упорно открывала уже надежно закрытые глазки и вместо сладкого сна съезжала пузом с кровати под вздохи разочарования укладывающих остальные шесть раз, – осталось для меня загадкой.

В перерывах между попытками придавить (зачеркнуто) уложить и убаюкать девочку на дневной сон, я успела пройти довольно длинный путь, полный надежд и разочарований, раздражения и отчаяния:)

Ми тоже даром времени не теряла:

  • поиграла пресловутой кошечкой, выдавливая своим животом из ее недр все более душераздерающие звуки,
  • разложила «по порядку» остальных подопечных зверей и куколок, трудолюбиво повторяя за мамой: «бай-бай!»,
  • побегала и попрыгала (на кровати и рядом),
  • съела энное количество печенек,
  • попила сока, воды, молока, ещё молока и ещё молока,
  • описала ковёр и штаны,
  • поклянчила мультики,
  • и наконец устроила в тазу с водой масштабное морское сражение игрушечных лодок и одного танка («о! тамк!»).

Что делала я?

Сначала старалась лежать, призывно зевая, на кровати. Читать полностью »